четверг, 13 апреля 2017 г.

Бравый генерал Французской республики и его маленькая Принцесса

Никогда не думала что у людей, вершащих судьбы мира сего, бывают дети с проблемами по здоровью. Они лишь кажутся такими отважными, неуязвимыми, а в глубине своей души они – очень ранимы, трогательны и чутки.  Это доказывает и данная заметка о жизни маленькой девочки с синдромом Дауна, дочери знаменитого генерала Франции.
Да, говорят, что перед смертью все равны. Но не только перед ней. Жизнь собственных детей, их здоровье и счастье также волнует каждого, независимо от звания и достатка. Горе ребенка всегда станет горем родителя, даже если родитель – прославленный генерал. Например, Шарль де Голль. Его третий ребенок – дочь Анна – родилась тяжело больной и полностью изменила его жизнь. Как – читайте в отрывке книги Джонатана Фенби «Генераль Шарль де Голль и Франция, которую он спас».



В 1927 году, когда Ивон (жена Шарля де Голля – прим.ред.) ждала третьего ребенка, семья отправилась в Трир – старейший город Германии, где когда-то родился Карл Маркс. Супруги де Голль заняли небольшую виллу у реки Мозель и пригласили к детям гувернантку-австрийку. По утрам Шарль завтракал в одиночестве и уходил на службу, а по вечерам беседовал со своими офицерами. Чаще всего они обсуждали что-нибудь из истории. Он отличался от других – и впечатляющим ростом, и силой личности. Современники вспоминали, что в де Голле чувствовалось какое-то «экстраординарное одиночество». Те же очевидцы отмечали: «Кроме своих экскурсов в историю, что мог бы еще сказать майор де Голль? С кем и о чем он мог бы поговорить?»
Третий ребенок супругов де Голль родился в первый день нового 1928 года. Девочку назвали Анной. И скоро стало ясно, что она страдает синдромом Дауна. Бабушка девочки, мать Ивон, связывала это с тем потрясением, которое пережила ее дочь во время беременности: однажды на прогулке она стала свидетелем уличной драки между солдатами из батальона ее мужа и немецкими ветеранами Первой Мировой войны.
Семья де Голль не скрывали диагноз дочери, но и не хотели его ни с кем обсуждать. Все заботы о малышке взяла на себя их сплоченная семья. «Мы бы поступились всем: богатством, амбициями, удачей, если бы это помогло здоровью Анны», – писала другу мадам де Голль, когда девочке исполнился годик.
Незадолго до начала Второй Мировой Шарль рассказывал католическому писателю Генри Даниэлю-Ропсу о «тяжелом кресте», который выпал ему и его жене. Но родители никогда и не думали о том, чтобы передать Анну в специальное учреждение. В семье она была настолько счастлива, насколько это только было возможным. Она получала специальный уход, даже лечение, которое, правда, не могло помочь.
Отец был абсолютно предан своей малютке. Говорят, что единственным словом, которое Анна могла произносить четко, было слово «папа». Горничная, работавшая в семье, видела, как генерал де Голль ползал на четвереньках, играя с дочкой, и пел ей песенку: «Вы прекрасны, мадмуазель…». На фотографии, сделанной в 1933 году, де Голль с дочерью на руках отдыхает на пляжном шезлонге. Анна серьезно смотрит на папу, а тот полностью сосредоточен на ней одной, его губы приоткрыты, как будто бы он что-то ей шепчет.
Возвращаясь со службы, Шарль первым делом шел в комнату младшей дочери, сажал ее на колени, целовал и напевал похвалы ее нарядам. Она любила играть с его военной фуражкой и засыпала у него на руках. Иногда Анна цеплялась за его лицо, и так сильно, что на нем оставались царапины.
Незадолго до войны де Голль был командирован в город Метц. Там он водил Анну в ботанический сад, договариваясь, чтобы их пускали туда после закрытия: никто не должен был глазеть на его дочь во время прогулки.
 Офицеры, служившие под началом де Голля, вспоминали, как выезжали вместе с ним на маневры. Оказавшись вдали от семьи и дома, командир каждую ночь заказывал машину, чтобы проехать 140 километров и увидеть Анну, подержать ее на руках, а потом снова покинуть и вернуться на свой пост.
В 1945 году Ивон основала фонд имени Анны де Голль для помощи детям с синдромом Дауна. Через три года Анна умерла, и генерал всю жизнь хранил свою фотографию с дочерью…
 У де Голля был суровый характер, закаленный войной и годами службы. Но страдания Анны все равно находили отклик в его сердце. Ведь то, что он не показывал своих чувств, не означало, что их не было вовсе. «Мы ценим уязвимого ребенка больше, чем здорового», – писал он в 1962 году министру информации Алену Пейрефитту, чья дочь впала в кому после автокатастрофы. Его собственной дочери Анны в живых тогда уже не было…
Биограф де Голля Жан Лакутюр передает слова, сказанные генералом своему врачу: «Без Анны, возможно, я не достиг бы того, чего достиг. Она давала мне так много сердца, так много духа».
 В 1940-м, уже во время Второй Мировой войны, Шарль де Голль вел танковую дивизию на немцев и говорил с полковым священником. Конечно, о дочери. «Поверьте, для отца это очень большое испытание, – признавался он, – но для меня это еще и настоящее благословение. Этот ребенок – моя радость. Анна помогла мне подняться и над славой, и над неудачами, научила быть выше обстоятельств».

К.Рябова

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Примечание. Отправлять комментарии могут только участники этого блога.