пятница, 17 января 2014 г.

Ольга Сочеванова об Иппотерапии и Параыездке...

Ольга Сочеванова: "Никогда не бросала конный спорт. Разве что на время декретных отпусков"


Ольгу Андреевну я знала очень давно, еще в далеком 2001 году, когда первые Питерские спортсмены-инвалиды начали приезжать к нам в Москву на  соревнования. С ними приезжала внимательная и  энергичная тренер. Через много лет ее спортсмены начали выступать на международных турнирах и с каждым разом все лучше и лучше, а в России по 1б и 2 уровню им не было  равных. В чем секрет  их побед, расскажет сама наставница Питерской команды по паравыездке.
Итак,  знакомьтесь:
Ольга Андреевна Сочеванова – старший тренер сборной России по паралимпийской выездке. А еще она создатель маленького островка, где ребята с ограниченными возможностями могут подружиться с лошадьми. Оздоровительный конный центр «Солнечный остров» – это волшебное место, где человек, который не может ходить, обретает ноги. Четыре лошадиных ноги, которые несут быстрее ветра. А еще здесь можно стать спортсменом, но даже и это не самое главное. Главное – это любовь, которая невидимым духовным фундаментом скрепляет стены конюшни.


Сборная России на соревнованиях в Италии

- По образованию вы – палеонтолог. Профессия романтичная, но далекая от конного спорта.
- Я окончила геологический факультет Ленинградского государственного университета. Параллельно в моей жизни всегда были лошади. С детства занималась конным спортом, который я никогда не бросала, (разве что на время декретных отпусков).

- Выходит, конный спорт – это занятие всей вашей жизни?
- Это увлечение занимало большую часть времени. Но в определенный момент передо мной встал выбор: либо уходить в большой спорт, либо заниматься учебой (а я только-только стала студенткой). В итоге выбрала науку и высшее образование, но все равно лошади оставались рядом.

- Вы долго работали по специальности?
- Достаточно, 18 лет я работала как палеонтолог. Когда наступили тяжелые времена и в бюджетных учреждениях стали часто задерживать зарплату, мне предложили подработку, связанную с лошадьми. Некоторое время я совмещала работу в НИИ и занималась тренировкой спортсменов, помогала при киносъемках: как-то играла тренера и даже работала каскадером.

- Значит, вы не только палеонтолог, спортсмен, но и актриса!
- Актриса – это не совсем верно. Мы снимались с лошадьми в больших картинах, например, в «Анне Карениной». Где-то дублировали двадцать пятого казака с левого края, где-то нужно было проскакать, а где-то и экипажем управлять с приклеенными усами. Интересная была жизнь. Днем я работала с микроскопом, изучала ископаемые микроорганизмы, а вечером и ночью была при лошадях. В какой-то момент мой труд как научного исследователя стал невостребованным. Примерно в это же время возникла идея создания Оздоровительного конного центра «Солнечный остров», которому я посвятила свои силы. Вскоре стало понятно, что центр дает ту самую отдачу, которой мне уже не хватало на основном месте работы.

- «Солнечный Остров» – это первый и самый крупный в Петербурге реабилитационный центр для детей, больных ДЦП. Сколько лет он уже существует?
- В этом году нам исполнилось 17 лет. Вернемся к истокам: я работала тренером, и бывало, что ко мне приходили люди с больными ребятишками. Они спрашивали о таком методе реабилитации, как иппотерапия. Я на тот момент о ней только отдаленно слышала. Потом познакомилась со своим будущим мужем Владиславом Самарским, который активно принимал участие в программах с инвалидами и так же, как и я, увлекался лошадьми. Мы загорелись новой идеей, но скоро поняли, что для того, чтобы этим заниматься, нужно сначала получить соответствующее образование. Основа для иппотерапии – медицинские знания, адаптивная физическая культура. Иппотерапия считается одним из методов лечебной физкультуры. Важно было получить знания и из областей педагогики и психологии. И мы стали учиться. Освоить навыки и умения помогли обучающие семинары специалистов из разных стран, которые уже имели опыт работы в иппотерапии. Сначала спорта в нашем центре не было. Но вскоре появились ребята, которые подавали большие надежды. Они больше интересовались лошадьми, чаще занимались, у них горели глаза. И так постепенно, кроме иппотерапии, в «Солнечном острове» появился уже профессиональный конный спорт.

- У вашего центра замечательное название. Чья это идея?
Сначала мы объявили конкурс на лучшее название. А потом как-то само собой получилось, что стали «Солнечным островом». Наша организация – это что-то маленькое, но очень радостное. А раз радостное, то солнечное. А так как Петербург издавна стоит на островах – отсюда и остров в названии. Это одна из версий, есть и другие…

- Какие трудности встали перед вами при подготовке к открытию центра, и как вы их преодолели?
- Сначала нам нужно было сформировать группу ребят. Мы пришли в один из городских медицинских центров и попросили собрать детей с диагнозом ДЦП (детский церебральный паралич), за которыми бы наблюдали врачи. Все должно было проходить под контролем докторов, и нам нужно было с их помощью разработать необходимые методики и документацию. Нам пошли на встречу и эти первые совместные наблюдения легли в основу дальнейшей работы Центра. Нельзя начать заниматься иппотерапией, если нет соответствующих медицинских рекомендаций.
Чаще первая реакция врачей в то время была такая: «Инвалидам? На лошадь? Галопом? Скакать? Вы что с ума сошли?!». Вот примерный набор слов, который мы слышали. Сейчас прошло время, об иппотерапии появилось гораздо больше информации, врачи сами стали направлять детей на занятия. Поначалу, конечно, было трудно, но мы справились. Тогда же стали появляться и другие организации, наши единомышленники и друзья, с которыми мы и сейчас плодотворно сотрудничаем.

- Каким образом лошадь лечит человека?
Содружество людей и организаций, в котором состоит наш центр, называется Национальная федерация лечебной верховой езды и инвалидного конного спорта. Даже в самом названии есть слово «лечебная». Лошадь – это не лекарство и не панацея от всех бед, но она помогает физической и психологической реабилитации при комплексном подходе к каждому, кто заинтересован в улучшении состояния своего здоровья. Пока официальная медицина еще не признала иппотерапию, не лицензировала ее. Но во всем мире иппотерапия становится все более популярной как метод лечебной физической культуры. Сейчас все больше входит в употребление название адаптивная верховая езда.

- Как я понимаю, иппотерапия – это не только физическая, но и психологическая реабилитация человека.
- Конечно, даже обычный человек, усталый, со своими проблемами, приходит в конюшню с одним настроением, а выходит уже с другим. Погулять по лесу верхом, погладить любимые бархатные носики, угостить любимцев лакомством – это же настоящее удовольствие! Снимается напряжение, человек получает положительные эмоции от общения с лошадьми.

- Каким образом вы подбираете лошадей для работы с детьми больными ДЦП?
Лошадь подбирается в зависимости от цели. Если это иппотерапия, то мы приобретаем именно тех животных, которые подойдут для нее. Каких-то лошадей нам подарили меценаты, за что мы им очень благодарны. Какие-то лошади приходят сами, например, нам предлагают: «У нас есть лошадка, не хотите ли взять?». Но далеко не каждую лошадь мы можем принять. Приходится объяснять, что мы не занимаемся реабилитацией лошадей, когда нам хотят отдать хромую или заболевшую лошадь. Мы занимаемся реабилитацией людей. Сейчас у нас 14 лошадей, это, на данный момент, максимум для возможностей помещений нашего центра.
Важно понять, что для каждого приходящего к нам человека нужна определенная, подходящая именно ему лошадь. Все зависит от диагноза, потребностей ребят. Мы ищем коней определенного склада, амплитуды движений, анатомии. Кому-то нужна широкая лошадь с мягким спокойным шагом, которая успокаивает всадника, а кому-то узкая и более энергичная, которая может взбодрить.

- Важна ли порода лошади в иппотерапии?
- Для иппотерапии – нет. Важны такие показатели, как удобный для страхующего инструктора рост лошади и удобная для всадника спина лошади, правильный и ровный шаг, наконец, хорошая психика и крепкое здоровье. Мы специально ездим и выбираем нужных нам лошадей. Первых привезли из Карелии. Они уже много лет работают в центре «Солнечный остров». Это универсальные лошадки, которые годятся и для занятий иппотерапией, и для начинающих всадников. У нас есть буденновские, латвийские лошади, русские рысаки.

- А как подбирается лошадь для ребят, занимающихся уже на профессиональном уровне?
- Для них мы пытаемся найти спортивных лошадей высокого уровня, обладающих устойчивыми психологическими качествами. Это должны быть хорошо выезженные, дисциплинированные лошади с правильными аллюрами, красивого экстерьера, которые достойно оцениваются судьями на соревнованиях. Эти лошади стоят больших денег и самостоятельно нам не решить вопрос их приобретения. Мы благодарны меценатам, которые поддерживают нас в этом нелегком вопросе.

- У вас были душевные порывы взять лошадь не за ее качества, а просто потому, что в сердце екнуло при ее виде?
- Знаете, я, наверное, стала немного циником. Сейчас я уже не так трепетно отношусь к лошадям. Да, для меня они как дети, но я все же не забываю, что это животные. Они требует правильного ухода, кормления, ветеринарных осмотров, а это большая ответственность. Я не очеловечиваю лошадей, помня, что отвечаю за их благополучие. В детстве, конечно, лошади представлялись какими-то божествами. Но когда ты начинаешь заниматься профессиональным спортом и, бывает, теряешь своих четвероногих друзей, ведь срок их жизни не так велик, то меняешь свое детское идеалистическое отношение к лошадям. Становишься больше практиком. Конечно, я не перестала меньше любить лошадей. Они все встречают меня на конюшне, знают, что в моем кармане всегда есть заветный кусочек сахара и корочка хлеба. Но при этом каждый конь понимает, что я не всегда добрая и пушистая, могу и прикрикнуть, на занятиях строго требую дисциплины, не позволяю в работе вольностей. Повторюсь, что лошадь – это большая ответственность. Вот видите, я сейчас с вами разговариваю, а параллельно сено в Питере разгружаю (телефон Ольги требовательно звонит, значит, где-то далеко уже приехала машина с основным блюдом лошадиного питания).

- И как вы только успеваете заниматься всеми этими делами? Конюшня, тренировки, выезды на соревнования…
- А я и не успеваю. Мне приходится от многого отказываться, потому что, к сожалению, на все времени не хватает. Например, я уже не занимаюсь со своими обычными любимыми спортсменами, так как все время уходит на занятия с ребятами с ограниченными возможностями. Много приходится уделять времени организационным вопросам в Центре и в паралимпийской сборной России, часто бываю в Министерстве спорта и в Паралимпийском Комитете в Москве. А еще есть семья, с которой тоже хочется проводить больше времени.

- Ваши дети занимаются конным спортом?
- У меня двое сыновей. Они занимаются верховой ездой только любительски, к лошадям относятся спокойно. Я никогда не настаивала на том, чтобы дети непременно ездили верхом. Они сами вольны выбирать свой путь. Хотя мне очень жаль, что они не поддерживают наше с мужем увлечение, ведь у них есть огромные возможности для занятий конным спортом.

Ольга с сыном
- В чем заключаются особенности инвалидного конного спорта?
- Если у ребенка физические отклонения, нужно внимательно изучить, какие нагрузки ему разрешены, они другие, чем у обычных спортсменов. Если умственные нарушения, то во время тренировки необходимо больше повторов, так как у ребят есть трудности в обучении. Когда им дается какое-то задание, дети должны его накатать, чтобы запомнить. С паралимпийцами особая статья. Им подбираются компенсирующие средства, специальные приспособления, чтобы было максимально удобно сидеть и управлять лошадью. Много тонкостей и с выбором лошади. Нельзя забывать, что утомляемость у детей с ограниченными возможностями выше. К каждому ребенку должен быть индивидуальный подход, поэтому мы очень редко занимаемся с ними в группе. Каждое занятие просчитывается и обдумывается заранее. Нужно создавать адаптивную среду для инвалидов, чтобы им было комфортно заниматься.

- Чем ребята, которые занимаются паралимпийским спортом, отличаются от других?
- Я считаю, что все спортсмены, которые пришли в паралимпийский конный спорт, это люди состоявшиеся, успешные. Они знают, чего хотят от жизни, как правило, работают, имеют семьи. Это очень целеустремленные, волевые люди, которые не приходят просто покататься. Они идут к победам и служат примером всем окружающим.

- На каких соревнованиях выступают ваши ученики?
Мои ребята выступали на чемпионатах Европы, в российских соревнованиях. Сейчас мы с вами встретились на Открытом кубке Москвы имени Данте Хоперии. От «Солнечного острова» здесь выступает восемь спортсменов, с которыми я приехала.

- В центре «Солнечный остров» бывают не только люди с ограниченными возможностями, но и дети-сироты. Какую цель вы ставите перед собой, приглашая ребят из детдомов?
- У нас есть конные лагерные смены с различными творческими мастерскими. Летом – туризм, костры, купания, зимой – лыжи, санки, колядки, проводы Масленицы. Программа очень разнообразная, но главными в ней остаются лошади. Есть смены для детей с серьезными двигательными нарушениями, которые приезжают к нам из детских домов. Всю жизнь такие дети проводят в корпусах специализированных интернатов. Это тяжелое состояние, когда ребенок все время лежит. А в лагере он получает толчок, интерес к окружающему миру. Вместо стен – лес, вместо врачей – волонтеры, вожатые, лошади. Ребята проводят время у костра, лепят, рисуют, каждый день ездят верхом. Им уделяется очень много внимания. Дети меняют обстановку, получают новые впечатления, это очень важно.

- Боятся ли ребята садиться на лошадь на первых порах?
- Все очень индивидуально. Занятия начинаются с тихого шага. Рядом с ребенком всегда есть помощник, который не только следит за лошадью, но и морально поддерживает всадника. Бывает, что на иппотерапии дети садятся на коня не с первого раза, им страшно.
Иногда инструктор садится на лошадь вместе с ребенком, иногда мы предлагаем родителям поучаствовать в занятиях. Боязнь постепенно преодолевается, вместо страха появляется удовольствие.



- Есть ли какие-то проекты, которые вы не осуществили, но очень хотите это сделать?
- Конечно. Мы планируем большой переезд на новую землю. Предстоит решить вопрос с финансами, чтобы построить новый просторный реабилитационный центр. Сейчас мы стоим в бывшей котельной на маленькой территории, нет крытого манежа. Отсюда большая зависимость от погодных условий, нам приходится круглый год заниматься под открытым небом. Грунт под ногами то раскисает, то замерзает, приходится отступать от графиков тренировок, а ведь у нас тренируется половина национальной сборной команды по паралимпийской выездке. Так что новый дом нам просто необходим.

- Хотелось бы в скором времени поздравить вас с новосельем. А последний мой вопрос немного философский. Счастье для вас – оно какое?

- Я по жизни оптимист, поэтому вижу счастье во всем: в своих родителях, детях, муже, друзьях, в своей работе, учениках, лошадях… Счастье – это востребованность. Когда ты делаешь свое дело и оно кому-то нужно – это действительно здорово.

Материал подготовила К,Рябова.

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Примечание. Отправлять комментарии могут только участники этого блога.