вторник, 10 декабря 2013 г.

Важнее всего не руки-- ноги, а желание быть мамой.

 
Недавно, лазая в  сетях,  я наткнулась на статью про матерей—инвалидов в Белоруссии, и поняла, что в России чиновники в Органах Опеки очень предвзято относятся  к родителям с инвалидностью, хотя многое зависит от конкретного человека, от конкретного  чиновника в органах опеки, как он  относится к  инвалидам.  Если он нормально относится, то и опека в отдельно взятом районе  будет относиться к особым  родителям и помогать им. Все зависит  от конкретного человека во власти, его  воспитания и адекватного понимания данного вопроса, а также от позиции  общества и СМИ на этот счет. Чем больше мы будем  говорить о самоуправстве и самодурстве  ОРГАНОВ ОПЕКИ по отношению к родителям–инвалидам – а это прямое нарушение Конвенции Прав Инвалидов, подписанной Россией год назад, тем быстрее наши общество и власти поймут, что у инвалидов с детства,  в том числе у инвалидов с ДЦП, отбирать детей не  стоит.  Мы нормальные, адекватные люди,  обеспечьте нас работой и жильем, дайте нам помощников – волонтеров, и все проблемы  разом будут решены. Дети для нас – это надежда на будущее,  что в старости будет кому о  нас позаботиться, и мы не умрем в одиночестве где-нибудь в доме инвалидов.  Это наш шанс прожить нормальную полную жизнь, пусть даже в инвалидном кресле. Неужели это так трудно понять???

Два месяца назад в Минске прошла фотовыставка «Материнство без границ», посвященная матерям – инвалидам. Тогда же стало известно, что одна из участниц этого фотопроекта Елена Федорович только что одолела унизительную процедуру психиатрического освидетельствования. Чиновники из Опеки почему-то решили, что детям Елены будет лучше расти в детдоме, ежели с любящей матерью. Всех пугает аббревиатура ДЦП….   Формы ДЦП бывают самые разные,  и легкие, и самые тяжелые. Но неизменно  одно, сохранный интеллект, благодаря чему инвалиды с  ДЦП бывают разносторонне развиты, и порой  они знают больше, чем здоровые люди. Но это не аргумент для органов опеки, они смотрят на внешность, на болезнь, а не на человека и его душу. Так делали фашисты в Германии до ВОВ, когда боролись за чистоту немецкой нации. Но, извольте, мы живем в демократическом обществе, где права каждого из нас гарантировано конституцией…. И они не соблюдаются? Так к чему  все  катится? И тем не менее, если Елена --  мама  с нерабочей группой инвалидности, у которой из-за ДЦП нарушена координация и речь, не найдет убедительных для чиновников аргументов, малышей заберут в приют. Но ведь вопрос о том, какие качества необходимы женщине, чтобы быть хорошей матерью, не имеет однозначного ответа. Я знаю много женщин  с ДЦП,  которые стали мамами и  сами прекрасно воспитывают своих деток,  и  опеку к себе на километр даже не подпускают.  Также есть такие мамочки среди здоровых, которые вообще не занимаются воспитанием чад своих, и  дети растут сами по себе….  И опека тут почему-то бездействует. Ребенку нужна мама, а   какая она – на коляске, или плохо говорящая,  не важно. Главное, что она его любит, что она рядом с ним, а все остальное приложится.
Вот еще некоторые участники фотопроекта «Материнство без границ» рассказывают, чего им стоило  стать мамой.


Елена ВАСИЛЕВИЧ: «Все преодолимо».


Елена Василевич
Елена родилась без рук и ног. Родители отказались от нее, когда девочке было семь месяцев.
– В 25 лет я жила в доме престарелых, и моя беременность была воспринята, как чрезвычайное происшествие. Меня отговаривали, пугали, что ребенок будет инвалидом, что я с ним не справлюсь, ночью увезли на аборт. Но были рядом и те, кто помогал мне, говорил: «Лена, все будет хорошо, ты справишься, не переживай».
Конечно, было тяжело. Пока Денису не исполнилось 5 лет, и мы не развелись, помогал муж. Но в основном – друзья и подруги.
Когда переехали из Гомельской области в Минск, стало намного сложнее: уже через две недели мне пришлось устроиться на работу. Денису тогда был год и два месяца. Но все преодолимо.
В 2009 году Елена стала победительницей республиканского конкурса «Женщина года» в номинации «За женское мужество», затем проекта ОНТ «Гордость нации». О себе говорит: «я все умею». И это правда: женщина без рук и ног не только управляется по дому, но и всю сознательную жизнь работает на различных производствах, в том числе швейном. Сейчас Елена опять в поиске работы: сократили на предыдущем месте.
– Сын для меня самый дорогой человек на земле. Есть еще внучка Ангелиночка, которую я стараюсь побаловать. Внуков любишь больше, чем собственных детей, потому что когда дети маленькие, работаешь: не все замечаешь.
И сын, и внучка Елены унаследовали ее черты лица и характер. А разве могло быть иначе?


Наталья ПЛЕБАНОВИЧ: «Без мужа я бы не справилась».


Наталья Плебанович
Перед выставкой я попросила кураторов проекта Антонину и Ольгу рассказать, какие встречи оставили самое сильное впечатление.
Фамилия Наташи и Ивана была названа в числе первых: «не часто увидишь такую любовь» и «муж даже в родах помогал своей жене».
Любовь мои собеседники встретили совсем рядом, в выставочном центре: Наташа была участником фестиваля творчества инвалидов, Иван – волонтером. На Наташину улыбку невозможно не ответить взаимностью.
– Напрямую меня врачи не отговаривали рожать, только косвенно: «А вам не предлагали сделать аборт?» Или, когда пришла становиться на учет: «А вы знаете, какие вас ждут проблемы?»
Я ответила:
– Догадываюсь.
Тогда врач посмотрела на моего мужа: «Вы точно все обдумали?»
– Если бы мы не обдумали, мы бы сюда не приехали, – ответил на это Ваня.
Из-за постоянных вопросов, порой недоверчивого отношения врачей были лишние переживания. Слава Богу, что при родах попались хорошие люди. Мужу в приемном покое сказали: «Вы остаетесь с женой!»
Мы были безумно рады. Без мужа я бы не справилась, он моя поддержка. Я очень рада, что в моей жизни есть самое главное: муж, которого я люблю, и сынок Леша.
Первенцу Натальи и Ивана недавно исполнилось полгода.


Елена БЕРНОВИЧ: «Помню невероятное ощущение радости и счастья»
 
Елена Бернович
Елена считает, ничего особенного в материнстве на коляске нет. Все, как у всех: каждодневные радости и трудности, которые, однако, по силам любящей своего ребенка женщине.
– Когда я узнала, что беременна, было невероятное ощущение счастья и радости. И родители мои очень сильно обрадовались. Казалось, сама природа мне во всем содействовала, все было хорошо: взаимоотношения с врачами, беременность, роды. У меня не было ни одного негативного момента.
Наверное, каждой женщине самой решать, когда она будет готова к материнству, и когда стоит дать этому случиться. Но… если Бог дает, это же так замечательно!
Дочь Елены Валентина оканчивает выпускной 11 класс. Собирается поступать в Белорусский государственный университет физкультуры и спорта.


Лариса ЖЕНУСОВА: «А врачи говорили, мне не стоит рожать».


Лариса Женусова
У Ларисы два сына: Филиппу 15 лет, Максиму 8. Он учится в гимназии № 12 и мечтает стать врачом.
– Врачи говорили, мне не стоит рожать: могут быть больные дети, могу прямо на столе умереть. Наверное, это такая адекватная реакция медиков в случае, когда будущая мать нездорова.


Леонарда МАТУСЕВИЧ: «У человека запас ресурсов неизведанных».


Леонарда Матусевич
Был май, когда я поняла, что беременна. Врач мне тогда сказал: «Посмотрите за окно: какое солнце, цветочки – а вы что? Умирать собрались?».
Я ответила:
– Я не умру.
Я родила своего ребенка почти в 36 лет. От врачей был категорический запрет. В детстве у меня был перелом позвоночника, соответственно, произошла деформация грудной клетки. В связи с этим врачи сказали, что саму беременность еще можно нормально перенести, а вот когда плод достанут, то, скорее всего, наступит сердечно-легочная недостаточность...
Воспитывали с мужем вдвоем. У него парализована левая рука, но, тем не менее, он был моими ногами, а я – его руками. И вот мы сообща, вдвоем вырастили такое чудо. А это чудо подарило нам еще одно чудо – внучку Сашеньку.
Хочу сказать всем, кто находится в таком положении, как я: ни в коем случае нельзя опускать руки, потому что жить можно в любых условиях. У человека есть такой запас ресурсов неизведанных, и если их вытащить, все можно пройти. Я не хочу сказать, что я такая сильная. Просто меня, наверное, Господь вел по этому пути. И как-то люди вокруг меня всегда хорошие, друзей много, соседи прекрасные. Ну, вот счастливый я человек!

Людмила ПУЛКО: «Хотела быть мамой – и все!»
Людмила Пулко
О характере Людмилы кураторам проекта рассказал ее муж: чтобы вернуть почти утраченную после травмы способность ходить, Люда преодолевала по 20 километров в день. И добилась своего: она не только ходит, но и успешно растит двоих сыновей.
– Врачи говорили: «Вам нельзя рожать – у вас такая травма!». А я хотела быть мамой. Хотела, и все. Прогнозировали, что я почти всю беременность на сохранении пролежу. А я не лежала ни разу.
Людмила родила старшего Ваню в 32 года, младшего Колю в 33. С одобрения своей активной мамы Ваня занимается танцами, волейболом и каратэ.


Людмила ВОЛЧЕК: «Узнав, что беременна, начала тормошить государство, чтобы .сделали электроподъемник».
 Людмила Волчек
Людмила - спортсменка с мировым именем, неоднократная чемпионка и призер параолимпийских игр в лыжных гонках и академической гребле, победительница республиканского конкурса “Женщина года” в номинации “За женское мужество".
– Я более или менее известный человек, живу в Минске, поэтому реакция врачей на мою беременность была адекватная. Когда узнала, что беременна, начала тормошить государство, чтобы сделали электроподъемник в подъезде. Правда, до родов его установить так и не успели.
Сейчас у меня проблема всех спортсменов – оставить ребенка с кем-то, пока я на тренировке. А когда мы с Настей вдвоем, проблем нет. Наверное, повоспитывать придется, когда в детский сад пойдем, в школу.
Материнство сейчас для меня самое главное. Когда уезжаю на сборы, очень сильно скучаю. Очень.  Вот сейчас перед сборами я хочу впитать все: как можно больше нахожусь с ней рядышком, смотрю как она растет, что делает… В каждый момент появляется что-то новенькое.
Хочется посоветовать молодым девушкам на колясках, которые тоже хотят стать мамами, смотреть на вещи проще, не обращать ни на кого внимания, потому что то, что есть у нас внутри, – это  самое настоящее чудо, его надо любить, хранить и беречь.


Татьяна КРИШТАЛЬ: «Главное, не руки-ноги, а желание быть мамой».
 Кришталь Татьяна
Татьяна считает самым трудным временем материнства те месяцы, когда маленькая Вика еще не научилась сидеть.
– Мне нужно было опустить малышку в ванну и искупать, а спина у меня не работает – могла и вместе с ней нырнуть. Наверное, это было единственное, с чем я не могла справиться самостоятельно. Сегодняшним мамам, в арсенале которых множество приспособлений, проще.
Детство Вики отличалось от детства ее подруг из обычных семей: в связи с несовершенной инфраструктурой мама в коляске не всюду может водить своего ребенка. Соответственно, в его жизни меньше семейных походов в театр или кино. Сейчас, правда, и эта ситуация меняется, почти везде пандусы.
– Времени на ребенка было много, с возможностями сложнее: кругом преграды, социального такси, как и личного автомобиля, не было. Зато сколько книг перечитали!
Я считаю, если Бог дал ребенка, ты должна его принять. Конечно, многие долго планируют, откладывают рождение детей, делают карьеру, просчитывают и рассчитывают… Это дело каждого. Главное в жизни – не просчитаться и не опоздать.


Елена ФЕДОРОВИЧ: «Мне приходится доказывать свою состоятельность».
 Елена Федорович
Елена и есть та самая мама, которая пришла на презентацию буквально из кабинета психиатра. В белорусском законодательстве есть понятие «ребенок в социально опасном положении»: таких изымают в приют, чтобы поставить в суде вопрос о лишении матери родительских прав.
– Сашку я родила в 26. Врачи, конечно, отговаривали. Делали кесарево, после чего я решила, что больше беременеть не буду: первый раз была просто психологически не готова к такой острой боли, к этим невыносимым мучениям. Сейчас Саше 7 лет, а малышке Нелли год и 11 месяцев, второй месяц ходим в ясли. К сожалению, я не могу работать: в заключении МРЭК сказано, что частично себя не обслуживаю.
Бумажный парадокс: в квартире Елены достаточно квадратных метров, чтобы ее семья не имела статуса нуждающейся в жилье. Но вторую комнату Елениной «двушки» занимает сводный брат, который ведет асоциальный образ жизни. А органы опеки настаивают, что детям в одной комнате тесно. И вместо того, чтобы помочь семье с двумя маленькими детьми встать на ноги, выдвигают родителям условия:
– Нам сказали, за три месяца мы должны расписаться и освободить комнату от вещей, то есть перенести на общую кухню холодильник и выбросить книжный шкаф. Мы живем в гражданском браке уже 9 лет. И в шкафу - огромная библиотека, ее собирала еще моя покойная мама. Как я могу все это уничтожить?
Редакция  «НЕ ИНВАЛИД.RU”  и наш блог будет следить за судьбой Елены и ее малышей.


Валентина ГАПОН: «Проблемы у нас такие же: вырастить детей здоровыми, умными, добрыми».
Валентина Гапон
Валентина – председатель Минской ассоциации инвалидов-колясочников. Но даже она не знает точного количества мам на колясках в белорусской столице. Десять участниц проекта – это только объединенные ассоциацией соратницы.
– Мы такие же мамы, как и все, только, как говорим между собой, «немножко не ходим». И проблемы у нас такие же: вырастить детей здоровыми, умными, добрыми, красивыми.
Я считаю, неправильно, что государство всячески стимулирует рождаемость, социальная реклама призывает усыновлять сирот, а женщина в коляске не вправе усыновлять. И, забеременев, часто слышит: «Зачем тебе это? Прерви беременность, оставь ребенка в детдоме...»
Материнство – это Божий дар. Я родила сына в 26 лет. Папа сказал, что аборт делать не будем – больше такого шанса не появится. С врачами мне везло, все относились с пониманием, ни у кого не возникало вопросов: «Зачем ты это делаешь?». А когда родила, у меня еще была жива мама… и муж. Все было хорошо, все помогали.
Сына своего я назвала Андреем в честь врача, который принимал у меня роды. Этот человек мне очень помог, и теперь у меня такой прекрасный ребенок.
В последние годы колясочники вообще стали больше рожать. Это благодаря медицине и активности самих людей. Они уже не сидят в четырех стенах. Да и белорусы уже не смотрят на человека в коляске как на диковинку, считаются. Потихоньку идем в этом плане к Европе.
Сыну Валентины Андрею 23 года, он учится заочно и работает.

Первоисточник «НЕ ИНВАЛИД.RU” под редакцией Ксении Рябовой
Фото Юрия ИЛЮХИНА


Комментариев нет:

Отправить комментарий

Примечание. Отправлять комментарии могут только участники этого блога.